Елена Эфрос (kototuj) wrote,
Елена Эфрос
kototuj

Categories:

Прашпионаф

Эту повесть сочинил мой отец, Михаил Эфрос, в середине 50-х годов.

ЗАДАНИЕ 04 бис /1
(Секретно)
(Документальная повесть, рассказанная нам полковником Потапенко)

«Делаю вывод»
(Генерал войск Госбезопасности Михеев)


I. Черная папка
(Пролог)

Полковник Потапенко, еще не старый человек со стальными твердыми глазами, крепкий, плечистый, высокий, с седыми висками и натруженными рабочими руками, в зеленой защитной гимнастерке с полковничьими погонами – с двумя просветами и тремя звездочками встретил нас приветливо. Пригласил сесть и стал рассматривать какой-то странный предмет, похожий не то на штангенциркуль, не то на рейсмус. Приглядевшись, мы увидели, что он, скорее, похож на секстан, отдаленно напоминающий теодолит, переделанный из астролябии.
- Вот, посмотрите, - обратился к нам полковник, - обыкновенная логарифмическая линейка. Но…- он лукаво взглянул на нее, - если нажать на эту выпуклость, произойдет взрыв страшной разрушительной силы.
Он слегка нажал на выпуклость, и тотчас…зазвонил телефон.
- Потапенко у аппарата. Да. Доложите обстановку…Высылаю.
Полковник повесил трубку и выпрямился:
- К сожалению, должен вас покинуть. Все материалы вы найдете здесь.
Он открыл сейф и подал нам черную папку, на которой было написано: Задание 04бис/1.
- Один вопрос, товарищ Потапенко, - почему не взорвалась эта штука? Ведь вы нажали кнопку.
- Враг хитер, - лукаво улыбнулся полковник, - она взорвется…через десять секунд.
Мы попрощались с гостеприимным хозяином и вышли.
Дома мы рассмотрели содержимое папки. И оттуда узнали историю героизма простых советских граждан и низкого коварства врага. Вот эта история.

II. Однажды ночью

В 3 часа 08 минут 18 февраля 1956 года в районе пограничной реки N на высоте 16563 метра нашими органами ВНОС был обнаружен четырехмоторный военный американский самолет системы В-29 без опознавательных знаков и сигнальных огней. Навстречу ему было послано звено истребителей под командованием капитана Панченко.
Панченко был старый фронтовик со стальными твердыми глазами, крепкий, плечистый, высокий, с седыми висками и натруженными рабочими руками в синей защитной гимнастерке с капитанскими погонами – с одним просветом и четырьмя звездочками.
Истребитель Панченко вырулил в хвост противнику и крутым виражом, поджав шасси, пошел на таран. В ответ американский бомбардировщик открыл огонь.
Тогда Панченко сделал «мертвую петлю» и стиснул зубы. Но неизвестный самолет ушел в сторону моря. Панченко с ревом ринулся вниз и в двуъ метрах от земли сбил пламя. Самолет был спасен.

III. След врага

Близ одного из оборонныз объектов узловой станции Б стоял неизвестный гражданин с парашютом за плечами и автоматом на груди. Он фотографировал этот объект. Сержант Степанюк не спеша подошел к неизвестному и внимательно оглядел его. От взгляда его стальных твердых глаз не ускользнуло клеймо на штанах гражданина: “Made in USA”.Степанюк заподозрил что-то неладное.
Он направился к неизвестному:
- Гражданин, вы местный?
- No, I am not…Да, я…местний, - ответил тот на ломаном русском языке.
- А где работаете, если не секрет?
- I work in CIA of Unated States of America. То есть, - смешался он, - в артели Промбумснаб.
- А давно работаете? – лукаво улыбнулся сержант.
- Yes, indeed! Целих…как это? Две недьелки.
Улыбка сколщьзнула по лицу сержанта. Он знал, что артель уже месяц закрыта.
- Ваши документы! – приказал он и вынул пистолет.
Документы оказались в порядке. Но сержант в глубине души чувствовал: здесь что-то неладно. Может быть, виной этому была ампула с ядом, торчащая из воротника неизвестного. Тем временем неизвестный нырнул в толпу, и Степанюк кинулся за ним, стреляя из пистолета.
Среди трупов шпиона не оказалось. Он скрылся.

IV. По следу

На погранзаставе № 6 был обычный боевой день. Солдаты тренировались в строевой подготовке, партполитпросветработе и учились бдительности по кинофильму «Случай с ефрейтором Кочетковым». Точно по графику выходили посты на охрану Государственной границы Союза Советских Социалистических Республик.
Ровно в 7 часов 24 минуты сержантом Игнатюком и рядовым Тягнирядно был обнаружен подозрительный коровий след, шедший через границу. Корова явно шла задом. Это насторожило сержанта. Он знал, что коровы задом не ходят. Связавшись с заставой, Игнатюк попросил к телефону лейтенанта Грищенко.
- След, говорите? Коровий? Ясно. Куда идет? На ту сторону? Понятно…Ждите. Еду.
Лейтенант повесил трубку. Все было ясно. Или неизвестная корова задом ушла за границу, или…

V. Прыжок пантеры

Прибывший на место нарушения границы опытный следопыт старшина Близнюк со служебной собакой Рамзес VII осмотрел местность и сделал вывод, что враг хитер. Собака приняла след за обычный коровий, и старшина понял, что враг вероломен. Близнюк постоял в раздумье, а потом взял след сам.
Без отдыха неутомимый следопыт шел по следу. И наконец след привел его в Москву. Дальше дело осложнилось, нарушитель смазал копыта керосином, а затем, чтобы окончательно сбить со следу, - сел в трамвай.
И старшина сделал третий вывод, что враг коварен.

VI. Мышеловка

В кабинете генерала госбезопасности Сидоренко тревожно и настойчиво зазвонил телефон. Натруженной рабочей рукой генерал взял трубку, на его усталом лице четко выделялись морщины. От бессоницы его твердые глаза набрякли. Но он, как всегда, был чисто выбрит и одет в выглаженную серую гимнастерку защитного цвета с генеральскими погонами без просветов и с одной звездой.
Вот уже восьмой день генерал не ложился, пятнадцатый день он ничего не ел – было некогда – и держался на одном крепком черном чае без сахара.
- Сидоренко слушает. Да. Я это предвидел. Это он. Мой старый знакомый Арчибальд Гоппкинс, он же Борис Шувалов, он же – Иван Захаров, он же Корней Чуковский, он же Корнейчук. Задача ясна? Действуйте.

VII. В логове зверя

В Мюнхене, в доме № 2 на Дербрахтенштадтзибургенплатцундзихерштрассе проживал гражданин одного из заокеанских государств, а в прошлом военный преступник обер-штурмбаннгруппенфюрер войск SS барон Иоганн-Генрих-Эрик фон Аппарадт, записанный в книге жильцов как коммивояжер Форценблюм. По вечерам он куда-то уходил и возвращался только под утро. Где он бывает, никто не знал.
Так и в этот пасмурный, сырой вечер он вышел из дому и, осторожно оглянувшись, пошел по улице к площади Фридрихплатцентроперинштадт, пересек ее и направился к одному из иностранных посольств.
А на улицах в это время кипела обычная буржуазная жизнь. Катили такси вперемежку с танками. На сиденьях такси развалились американские солдаты и, не заплатив, избив шоферов, ехали в публичные дома. А в танках сидела одураченная немецкая молодежь. В небе сверкали гигантские рекламы фирмы Контрабандидзе и Ко – "Покупайте лавровый лист”, а между рекламами куда-то на Восток летели четырехмоторные бомбардировщики без опознавательных знаков и сигнальных огней.
Из кино, посмотрев порнографическую картину “Убийство на Улице Алигьери”, выходили дети с возросшей преступностью. Из окон доносилась музыка толстых. На биржах падали акции Суэцкой кампании, в магазинах росли цены на продукты питания, а в небе взрывался очередной американский спутник.

VIIII. Конец Черного Билла

У разбитой витрины магазина «Гастроном» на Арбате толпа окружила щуплого, невысокого, белобрысого человечка с белыми бегающими глазками, в замасленнлм ватнике и шапке-ушанке. Человечек был пьян и сквернословил. Чувствовалось, что это не наш человечек. Его поведение настораживало. Это он разбил витрину, это он оскорбил подошедшего постового старшину Овсюка, обозвав его сержантом. В ответ на требование старшины – не нарушать, он продолжал нарушать: побил кого-то из толпы и, скверно выругавшись, нарушил прямо на тротуар постановление №38 о чистоте и порядке. Находчивый старшина потребовал документы. Неизвестный подал паспорт на имя профессора Кацмана Ивана Айрапетовича 1939 года рождения, цыгана, проживающего в г. Бердичеве УССР. Заподозрив в нем шпиона одного из иностранных государств, Овсюк отправил неизвестного в участок. Там неизвестный подтвердил, что является шпионом одного из иностранных государств, и потребовал, чтобы его отпустили. За хулиганство он согласился уплатить штраф в долларах.
Но его не отпустили, а вызвали полковника Потапенко.

IХ. Очная ставка

Ровно через 2,5 минуты в отделении милиции, куда был доставлен неизвестный по фамилии Кацман, прибыл полковник Потапенко. Одного взгляда полковника было доставлено, чтобы определить, что перед ним матерый опытный враг. Предстояла борьба. Потапенко бросил на шпиона быстрый пронизывающий взгляд ив упор спросил:
- Говорить будете?
Шпион развязно молчал.
- Ваша карта бита, Арчибальд Гоппкинс, он же Борис Шувалов, он же Иван Захаров, он же Корней Чуковский, он же Корнейчук! И он же штурмбаннгруппенфюрер фон Аппарадт! С того мгновения, как вы вступили на нашу землю, мы неотступно следили за вами. Каждый ваш шаг был нам известен и заранее рассчитан. Вы грабили, жгли и убивали, а мы зорко следили за вами. Вот фотографии: вот, вы взрываете оборонный завод, вот вы в бане, вот вы в постели…Хватит валять дурака, Гоппкинс, снимайте ботинки!
Удар был рассчитан точно. Оторопевший враг послушно снял ботинки. Это были простые ботинки «Скороход», но опытный взгляд Потапенко сразу отметил необычную толщину их подошв. Подошвы срезали, и там оказались: портативная радиостанция с запасом батарей, пистолет с патронами, фотоаппарат, фальшивые советские деньги на сумму 50000 руб., документы, взрывчатка и жевательная резинка.
Оставшись босиком, Гоппкинс начал бегать по каменному полу камеры, стуча зубами от ярости. Полковник зорко следил за ним. Кинув на него затравленный взгляд, шпион вдруг бросился к двери и выбежал из камеры.
- Ушел, гад! – воскликнул старшина Овсюк.
- На этот раз ушел, - полковник не спеша вынул папиросу, - Но пока он на свободе, он везде будет оставлять следы. Следы грабежей и убийств. И по этим следам мы его найдем.

Х. Ошибка Марины К.

Было ясное январское утро, когда Марина К., голубоглазая, белокурая девушка, свинарка одного из подмосковных Совхозов, вошла в поезд, идущий в Москву.
По дороге к ней подсел молодой человек, назвавшийся Потапом, дворником одного из Московских домохозяйств. Они весело болтали, смеялись. Потап рассказал ей свою жизнь. В Москве они вышли вместе. Сходили в музей, на лекцию, в ресторан. К вечеру они полюбили друг друга…
Утром, завязывая галстук, Потап как бы невзначай спросил:
- У вас в cовхозе какой прирост свинины на сто гектаров?
Марина похолодела. «Шпион, - мелькнуло у нее в голове, - выпытывает!» Так вот почему он был так ласков с ней вчера!Ей стало страшно.
«Если он сейчас потребует показать книгу случек и опоросов, - подумала Марина, - я закричу!»
Но «Потап» книгу не попросил. Заметив волнение Марины, он переменил тему. Заговорил о пустяках. Он весело рассказывал о Мичиганском университете, о Мюнхене, о курортах Ниццы, о Чикаго, и Марина успокоилась.
«Может быть, мне показалось?»- подумала она.

Х1. Под уклон

Арнольд Курицын любил шикарную жизнь. Он нигде не работал и все время проводил на танцах и в ресторанах. Одевался он сверхмодно, не признавал ничего отечественного и преклонялся перед заграницей. Товарищи по институту метко и остроумно прозвали его стилягой.
Однажды в ресторане к Арнольду подошел незнакомец. Он заплатил за Курицына, и тот стал выбалтывать ему одну военную тайну за другой. Этот человек без стыда и совести не подозревал, что сведения, сообщаемые им незнакомцу, могут оказаться секретными. Не догадывался он и о том, что уже завербован иностранной разведкой. Встав на скользкий путь предательства и измены, Арнольд уже не мог остановиться.
Вскоре ему поручили поджечь оборонный объект, он – поджег. Велели убить человека, чтобы добыть документы – он убил и добыл.
Связь с ним держал невысокий белобрысый человечек с белыми бегающими глазками – резидент иностранных разведок. Он-то и послал Курицына на Черноморское побережье, где тот должен был выкрасть чертежи у одного известного конструктора.
От редакции: На этом месте рукопись прерывается, идут пустые белые листы. Очевидно, в них содержатся сведения, содержащие совершенно секретные данные- и об имени профессора, и о чертежах, «заказанных» резидентом, и даже о судьбе Марины К. и предателя Курицына. (Имена их,скорей всего, вымышленные).
Редакция допускает, что на самом деле эти, якобы, чистые страницы исписаны симпатическими чернилами.
Тщательно перелистав их, мы обнаружили в конце три главы: ХII, ХIII и XIV. Приводим их целиком.

ХII Погоня

В горах завывала метель. По узкой дороге над пропастью с бешеной скоростью мчался автомобиль. За рулем, низко пригнувшись, сидел враг. Он уходил. Внезапно на дороге перед машиной вырос лейтенант Евтушенко, старый фронтовик, крепкий, плечистый, в защитной зеленой гимнастерке с лейтенантскими погонами – с одним просветом и двумя звездочками. Его серые стальные глаза блеснули, в натруженной рабочей руке сверкнул пистолет.
- Руки вверх! – спокойно приказал он.
Бандит понял, что игра проиграна, и поднял руки. Но он не рассчитал: машина на всем ходу врезалась в лейтенанта…
…Когда Евтушенко открыл глаза, машина была уже далеко. Юноша попытался встать, но страшная боль в ногах ослепила его – кости были перебиты.
- Догнать! – скрипнул зубами лейтенант и побежал за уходящим врагом.
Расстояние между ними постепенно сокращалось. Когда
Евтушенко уже почти настиг стремительно мчащийся автомобиль, Гоппкинс с воплем кинул в него гранату.
Глухо застонав, лейтенант ринулся вперед и потерял сознание.
Когда Евтушенко открыл глаза, машина была уже далеко.
- Стой, стрелять буду…- Прохрипел Евтушенко, и вдруг от звуков его голоса с ближайшей скалы сорвалась огромная лавина снега и, сметая камни, обрушилась на лейтенанта.
Машина скрылась за поворотом…

ХIII. Так поступают советские люди

…Когда Евтушенко завалило, он вновь потерял сознание. Большой камень проломил ему грудную клетку, ноги были сломаны, левая рука висела плетью. Молодой лейтенант задумчиво вынул пистолет и приставил к виску. Лучше погибнуть сразу, чем умирать постепенно от голода. Но вдруг жгучая волна стыда залила щеки Евтушенко. Нет! Так нельзя! Надо жить. Жить, чтобы бороться!
Он порывисто встал на перебитые ноги и начал рыть…

В городе Чахахбили, на улице Мукузани машина, идущая с недозволенной скоростью, задавила курицу гражданина Ванькина.
Рискуя жизнью, Ванькин ударил нарушителя палкой по голове. Шпион, затравленно озираясь, потянулся к ампуле с ядом, но в тот же момент чья-то натруженная рабочая рука легла ему на плечо…

XIV. Допрос

Допрашивал шпиона полковник Потапенко. Получив ответы на все интересующие его вопросы, он, уже не для протокола, спросил Гоппкинса:
- На что вы рассчитывали, взрывая заводы, убивая людей, вербуя подонков, на которых нельзя положиться? Неужели надеялись уйти от возмездия?
Гоппкинс закурил сигарету «Честерфилд» и, пуская дым в лицо полковнику, нагло ответил:
- Тот факт, что вам удалось меня задержать, - чистая случайность. Если бы не Ванькин, я и сейчас был бы на свободе.
- Ошибаетесь, фон Аппарадт, - лукаво улыбнулся полковник, затягиваясь «Беломором». – Вы забываете, что вы на Советской земле. Таких ванькиных у нас двести миллионов.

Конец
1956-58г.г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →